Альбрехтович

Тайна свадебного наряда. Часть 3

Когда мужчине уже под 60, и он каждый вечер завершает большой рюмочкой на посошок, самые близкие (и заинтересованные) люди начинают задумываться: как спасти главу государства?

В перерывах между возлияниями, Альбрехта Гогенцоллерна «знакомили» с разными женщинами. Но не будет забывать, что «жениться по любви не может ни один король», а, во-вторых, лозунг «Пролетарии всех стран соединяйтесь» родился, как минимум за несколько столетий до рождения Карла Маркса. Ведь в середине XVI века объединяться пришлось не пролетариату, а Гогенцоллернам – в противном случае корона и богатство отправлялись к чужим людям…

Одним словом, начали искать невесту среди своих. Выбор был не столь богат, как кажется на первый взгляд. Самые красивые и здоровые были уже замужем, оставался один «самый жалкий гусенок» – Анна-Мария Брауншвейгская. Молодая, но чуть-чуть перестарок по тем годам – всё-таки 18 лет. Страдающая припадками истерического характера. Но это никуда не вычеркнешь – «фамильное заболевание».

Главное – ей в голову можно было вбить всякое – от любви до ненависти. Хотя из-за чего ей ненавидеть своего возрастного мужа? Ведь 18-летняя Анна-Мария по матери приходилось своему мужу внучатой племянницей, а по отцу и вовсе правнучкой. Но любовь, как мы договорились в самом начале повествования – зла…

Когда Альбрехт впервые увидел Анну-Марию, он тихо вздохнул. На Руси в этом случае говорится так: «Чем бы дитя не тешилось…».

Но отнесся к супруге-внучке с большим покровительством. Дабы не провоцировать приступы истерии постарался оградить от влиятельных особ герцогства – подарил ей замок Нойхаузен – где молодая герцогиня могла делать все, что ей заблагорассудится.

У нее было одно обязательство – родить герцогу сына.

В те времена о синеньких волшебных таблетках под названием «Виагра» не могло быть и речи. Порой герцог, отправившийся в свой загородный домик на рандеву с юной женой, даже в кошмарном сне не мог предположить, какою он ей найдет. Игривой, ласковой, обескураженной, плаксивой, на грани нервного срыва?

Когда спустя 14 месяцев после начала супружеской жизни юная жена «принесла» очередную дочь, Альбрехт начал снова потихоньку прикладываться к бутылке. Кому он передаст все, чему посвятил свою жизнь?!

Если вы думаете, что григории распутины появляются в жизни монархов исключительно в России, то это историческое заблуждение. Как только юная женушка-внучка не смогла забеременеть спустя год после свадьбы, великий герцог Альбрехт встревожился не на шутку. И начал поиски того, кто мог бы «поспособствовать».

Когда в Кёнигсберге появился чернокнижник из Черногории, называвший себя Паулем Скалихом – доподлинно неизвестно. В разных источниках называются разные данные. Но определенно точно – после того, как у герцога не получилось наградить свою жену потомком.

Откуда Пауль Скалих появился, никто сказать не смог. Иные даже сообщали, что родом он из Хорватии. И как тут не вспомнить Михаила Булгакова и его «разноречивые» словесные портреты профессора Воланда? Чего только ни говорили о нем, о происхождении и даже о цвете глаз…

Скалих ворвался на прусский небосклон стремительно, как Феррари, обаял стареющего Альбрехта со скоростью взлетающего в ночное небо фейерверка. Сумел обаять и подчинить себе.

Но если Григорий Распутин действовал неторопливо и осторожно, то Пауль Скалих сразу же «скупил на корню» ближайших фрейлин герцогини, которые за денежку были готовы выдать все тайны мадридского двора.

И когда «наперсник» посоветовал своему властителю сменить позу для зачатия, рассказав, что оно не происходит только из-за того, что Альбрехт предпочитает оставаться внизу, великий герцог чуть не потерял сознание. Об этом могли знать только два человека – он и Анна-Мария.

Значит, Пауль может читать по звездам?

Когда герцогиня все же забеременела и родила сына, счастливый отец подарил своему «оракулу» замок Кройсбург. И Скалих тут же начал подписываться, как князь Кройсбургский…

Мне не раз приходилось бывать в поселке Славское Багратионовского района. Обращал внимание и на замок, он хоть и разрушается, но пока еще не утерял своей необычной формы. А как раз напротив него, в 200 метрах стоял домик пастора, в котором были поселены две семьи советских переселенцев в 1946 году.

Чем интересен этот домик? По древней прусской традиции в нем два входа-выхода. Один – «парадный», а второй тщательно скрыт и замаскирован. Он выходит на «огороды» и позволял семье сбежать, если в доме появлялись враги…

Примечательно, что когда прусская знать собралась поднять фаворита «на вилы» после того, как тот основательно опустошил герцогскую казну, милостиво выделяя себе очень большие суммы на «научные» исследования, Скалих сбежал. Одни говорили, что в замке Нойхаузен есть тайный подземный ход, которым «князь Кройсбургский» и воспользовался. Другие были уверены, что он уехал обычным путем, спрятавшись под лавкой кареты своего друга-вельможи.

Но это отдельная история.

А пока вернемся к Альбрехту и его супруге.

Их сын, Альбрехт Фридрих, здоровьем не отличался. Более того, уже в первые годы его жизни выяснилось, что он не «дружит с головой», проще говоря, психически больной.

И опять же по Кёнигсбергу поползли слухи, один страшнее другого. Но во всем традиционно обвиняли Альбрехта, мол, а какого ребенка он ждал после шести лет беспробудного пьянства? И второе – зачем нужно было жениться на девушке, которая одновременно приходится ему внучатой племянницей и правнучкой? Кровосмешение – в католицизме ли, лютеранстве да и не только в них – страшный грех…

Шли годы, здоровье герцога становилось все хуже и хуже. Он реже бывал в своем охотничьем, а де-юре замке супруги. Все меньше одаривал ее супружескими ласками. И даже подрастающий больной сын не мог быть утешением…

И тем не менее Альбрехт прожил достаточно долгую жизнь и только два месяца не дожил до своего 78-летия, скончавшись в марте 1768 года почему-то не в своей резиденции в Кёнигсберге, а в замке Тапиау (ныне – город Гвардейск) примерно в 40 км от столицы герцогства.

Но и это не окончание нашего рассказа: дальше история приготовила еще один сюрприз.

Спустя несколько часов в замке Нойхаузен скончалась герцогиня Анна-Мария.

Они жили долго и счастливо и умерли в один день?

Разве что в один день.

С той поры прошло ровно 450 лет. Честно говоря, никаких торжественных событий, посвященных этой дате, в Калининграде не было. Да, наверное, и не могло быть. Когда в 70-е годы ХХ века Кафедральный собор Кёнигсберга тихо доживал свой век и не охранялся государством, вандалы разграбили захоронения и выбросили все останки. В том числе и герцога Альбрехта.

Так что теперь над восстановленным и символическим Кафедральным собором, который начали строить еще до Куликовского сражения и Грюнвальской битвы, а именно в 1333 году, пожалуй, витает только дух великого герцога.

Но что же случилось с Анной Марией? Официальная версия – скончалась от чумы.

Конспирологическая версия – была отравлена одним из ближайших сподвижников Альбрехта, который выражал волю знати и не хотел видеть «праздную» герцогиня владелицей государства при слабоумном наследнике.

Мистическая версия – клятый Скалих опять же подземным ходом вернулся в замок Нойхаузен и зарезал герцогиню за то, что она не поддержала его в тот момент, когда тучи над его головой сгущались.

И, наконец, романтическая версия: она так любила своего мужа, что не пережила его и на день…

Внимательно изучил документы – чумой «не пахнет», трагическим исходом из-за меткого удара кинжала или меча – тоже. Большая любовь никогда не присутствовала. Зато отравление вполне возможно…

Остается рассказать, как сложилась жизнь детей Альбрехта и Анны-Марии.

Дочь Елизавета родилась в 1551 году и скончалась в 1596 году в возрасте 44 года. А ее брат и наследник великого герцога Альбрехт Фридрих еще за год до смерти отца был перевезен в замок Фишхаузен (ныне – поселок Приморск), где и прожил достаточно долгую жизнь. Говорят, преуспел в травле зайцев. Был окончательно признан умалишенным в 1572 году, а в качестве компенсации, в 1573 году был «вручен» принцессе Марии-Элеоноре, старшей дочери Вильгельма Богатого, пятого герцога Клевского в качестве мужа.

Психически нездоровый парень сумел «нажить» с супругой 7 детей, но проклятие Гогенцоллернов витало и над ним. Оба сына умерли в младенчестве, зато пять дочерей со временем повыходили замуж.

Альбрехт Фридрих скончался в возрасте 65 лет, в 1618 году, на 10 лет пережив супругу…

Де-юре он был вторым герцогом в истории Восточной Пруссии, но ею практически не правил. В русском языке есть такое понятие – «семибоярщина»…

Свадебный наряд герцога Альбрехта, по большому счету, так и не принес ему счастья…

Юрий Москаленко
На снимке: Альбрехт Фридрих Гогенцоллерн, второй герцог Пруссии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *