КАПУСТИНА-1

Огромное небо Бориса Капустина

С Борисом Капустиным мы появились на свет в одном роддоме. С разницей в 30 лет.

Его родители жили в 1931 году в 30 километрах от моего родного города, и роженицу доставили именно туда.

Родители мечтали о том, чтобы родился сын. И Бог услышал их молитвы.

Когда Борису не исполнилось и трех лет, семья перебралась в Ростов-на-Дону, так как Владиславу Капустину, начинающему научному сотруднику, предложили заняться исследованиями на более высоком уровне.

Именно на берегах Дона прошло детство и юность Бориса Владиславовича. В истории Великой Отечественной войны было не так много случаев, когда большой город дважды занимался гитлеровцами, а потом освобождался советскими воинами. Ростов-на-Дону пережил именно это. Первая оккупация длилась всего 8 дней, с 21 по 28 ноября 1941 года и была в последствие названа «кровавой неделей». Вторая длилась дольше – с 24 июля 1942 года по 14 февраля 1943 года – 205 дней.

Эти суровые дни и стали основополагающими для выбора профессии. Борис решил стать защитником Родины, а именно военным летчиком, в начале 50-х годов гремели по стране имена Трижды Героев Советского Союза Александра Покрышкина и Ивана Кожедуба.

«Покрышкинский полк», кстати, долгие годы размещался в поселке Южный Багратионовского района.

Борис Капустин отправился на учебу в Кировабад, в Азербайджан, осваивал военные самолеты.

Однажды, во время стажировки на Украине познакомился со стройной и скромной девушкой Галей. Это была, наверное, любовь с первого взгляда.

Первое место службы Бориса и Гали – север нашей страны. Молодой жене было чуточку некомфортно: и холодно, и любимый муж не так много времени дома проводит, полёты сменяются полётами.

Но Боря жил этим, а значит Гале необходимо было привыкать к нелегкой профессии офицерской семьи.

В ней вскоре случилось прибавление: родился сын Валера. Борис все свое свободное от службы время старался уделить семье. Галю готов был носить на руках, а Валерку подбрасывать к потолку – пусть привыкает находиться над землей…

А дальше нужно было переучиваться на новую технику. Степень риска возросла, Но Борис уверил: «Без этого нельзя, летчики должны открывать новые просторы. И потом, ты же знаешь, в мире неспокойно, надо научиться постоять за себя. А на новой технике это делать сподручнее».

Когда их перевели служить в Германию (гарнизон располагался недалеко от Берлина), Гале показалось, что жизнь постепенно приходит в нормальное русло. И хотя она уже чуть-чуть устала от постоянного ожидания, пока Боря в воздухе, она в первое время была вся на нервах, но добавились новые положительные эмоции – Валерка пошёл в первый класс, с домашними заданиями, открытиями и радостями познания окружающего мира.

А потом наступил апрель 1966 года. В части вовсю готовились отметить пятилетие полета первого советского космонавта в космос. Но это было только 12 апреля, а перед этим предстояло выполнить ответственное задание – перегнать новейший самолет из СССР на один из военных аэродромов ГДР.

Полёт проходил 3 апреля. И когда Боря появился на пороге их квартиры, Галя очень обрадовалась – её всегда тревожили полёты на новой технике.

Боря был тоже очень рад встрече, но и встревожен отчего-то.

Только через пять дней Галя узнала причину его тревоги – оказывается, один из двигателей отказал в полёте, и Боря только на честном слове дотянул до аэродрома родного гарнизона.

Утром он помчался на службу, предупредив, что сегодня не летает.

Назавтра всё повторилось – полётов не будет.

Галя обрадовалась – такое бывает нечасто. Вдруг и в дальнейшем их приостановят – как- никак, а праздник на носу.

Вечером 5 апреля Боря был немножечко не таким, как раньше. Он, словно купался, в море семейного счастья – проверил уроки у Валерки, откровенничал с нею.

Утром растормошил её чуть свет – давай, попьем чай вместе – так хочется побыть с тобой подольше.

Уже попрощавшись на пороге, снова вернулся для того, чтобы поцеловать.

Его напарник – Юра Янов не выдержал: «Боря, опаздываем».

А он крикнул вслед:

– Я сейчас догоню…

*   *   *

…На высоте четырёх километров, на десятой минуте полёта, вдруг замолчал один из двигателей.

– Прорвемся, – постарался поддержать Борис Юрия.

– Командир, это не тот движок, что ремонтировали…

Дальше наступила тишина.

И второй перестал подавать признаки жизни.

Серебристый «як» какое-то время планировал на воздушных потоках.

Дальше, как в яму провалился.

– Юра, что там у нас под крылом?

– Берлин, Боря, мы падаем прямо на него…

– Надо бы увести самолёт от города.

– Надо бы, но как? Самолёт перестал слушаться…

Еще несколько секунд они надеялись на то, что хотя бы в одном из двигателей произойдет самозапуск – так бывает, когда автомобиль катится с горки и вдруг раздаются характерные хлопки – включился…

Но этого не произошло.

А впереди уже вполне различимый лесок.

Но что это?

В нем копошатся люди. Много людей – впереди католическая Пасха и жители Берлина пришли убрать могилки на кладбище.

– Юрка, прыгай. Включай катапульту.

– Поздно, Боря. Я-то, может быть, спасусь. А ты? Самолёт подбросит, и ты его уже никогда не выровняешь.

Последнее, что видит Боря, это дамба, по которой движутся автомобили. Он изо всех сил пытается встряхнуть «як», чтобы тот подскочил над дамбой. И это ему удается.

Самолет не задевает поток машин.

От перегрузки в глазах темнеет.

Надвигающуюся прямо по курсу стальную гладь озера Штёссензее он поначалу воспринимает, как спасение – при определенном угле атаки самолёт может проскользить по воде, может это шанс.

Один из миллиона.

И он не срабатывает…

*   *   *

Почти ровесница Бориса Капустина Эдита Пьеха свой счастливый шанс использовала.

Когда она вышла на сцену музыкального конкурса IX Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Софии, «победители» уже были расписаны заранее.

Волнующимся голосом, она начала песню:

Об этом товарищ не вспомнить нельзя

В одной эскадрилье служили друзья

И было на службе и в сердце у них

Огромное небо огромное небо

Огромное небо одно на двоих…

Зал тревожно замер…

А когда она исполняла последний припев, в нём произошло чудо рождения. Через муки и боль.

Люди в зале стояли, не скрывая слёз. Они были не просто потрясены песней и историей, рассказанной в ней.

Они почувствовали всю хрупкость человеческой жизни и радость от того, что на Земле еще есть мужественные люди, готовые пожертвовать собой…

С последнего полёта Бориса Капустина и Юрия Янова прошло 55 лет.

8 апреля 2021 года Галина Купустина выступала перед ростовскими школьниками. Их слёзы не струились по лицам, а впитывались хлопчатобумажными масками – в условиях пандемии профилактика превыше всего.

Но эти девчонки и мальчишки через души и сердца пропустили главную боль – мир и человеческую жизнь нужно беречь…

Поделиться:

Comments 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *