%d1%80%d1%8f%d0%b1%d0%b8%d1%87%d0%ba%d0%b0-%d0%b2%d0%bb%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d0%bc%d0%b8%d1%80-%d0%bf%d0%b5%d1%82%d1%80

Владимир Рябичка: «Я еще упираюсь, но держаться все тяжелее»

Директор агрофирмы «Багратионовская» – о том, почему в хозяйстве сократили поголовье норки

С Владимиром Рябичка мы встретились на празднике в честь Дня работников сельского хозяйства, который в районе отмечали на прошлой неделе. Но настроение у директора агрофирмы было невеселое.

– Мы были самым крупным предприятием в России по звероводству, – рассказывает Владимир Петрович. – У нас было 35 тысяч голов основного стада, когда рождался молодняк, в общей сложности поголовье доходило до 200 тысяч. Но последние три года мы сдали позиции, вынуждены были сократить поголовье.

– В чём причина?

– Есть три слагающие, которые приводят к успеху: хорошие кадры, племенная работа и кормовая база. Чтобы иметь кадры, за последние десять лет мы построили в Партизанском 90 с лишним квартир. Все благоустроенные. Принимаем на работу молодую семью, даем им квартиру в рассрочку на 10-15 лет, и платят они только 30 % от стоимости. А все остальное агрофирма берет на себя. На сегодня все работники предприятия жильем обеспечены, есть еще порядка 17 новых квартир.

На собраниях я первый поднимаю руку, что выделить деньги на спорт, на благоустройство, освещение поселка, на решение социальных вопросов. Мы первыми провели газ в поселке. За счет совхоза сделали техническую документацию, газовые котлы всем работающим оплатили, вводы. В бюджет мы ежегодно платим по 30 миллионов. Все честно, по-белому.

Племя завозим из центра России, из Польши. А вот с кормами – проблема. Кормить зверей нечем. Это стало главной причиной, почему мы на треть сократили стадо. Нам нужно 8 тысяч тонн кормов на год – мясо, рыба. В день летом скармливали по 60-65 тонн приготовленных кормов.

До санкций завозили мясо из Дании. Заказывали сразу тысячу тонн, и знали, что на 3-4 месяца у нас есть подушка безопасности. Сейчас этого нет. Рыба была своя в регионе. Но после того, как запретили ввоз шпрот из Прибалтики, даже мятую, битую кильку теперь в области не купить. Она вся идет в банки.

– А в других регионах?

– В центре России мы находим какие-то корма. И раньше могли их сюда доставлять попутным транспортом. Когда действовали льготы Особой экономической зоны, предприимчивые люди привозили в Калининградскую область сырье, здесь перерабатывали и отсюда везли продукцию, получая определенные льготы. На обратной дороге машины брали для нас корма. Один 20-тонный рефрижератор с растаможкой обходился агрофирме в 50 тысяч рублей. Сейчас и за 100 тысяч никто не хочет ехать.

Теперь смотрите что получается. Если покупаем рыбные отходы по 10 рублей за килограмм, плюс 100 тысяч за машину, значит, еще 5 рублей на килограмм накладные расходы. В результате мы проигрываем в цене своим конкурентам. Покупатель говорит, пойду куплю шкурку там, где дешевле.

– Владимир Петрович, в региональном правительстве знают о проблемах звероводов?

– В Минсельхозе говорят: наша задача обеспечить продовольственную безопасность, чтобы было мясо, молоко, яйцо… Нет даже строки в программах, чтобы нам помогать, мы в общем разделе – «сельское хозяйство». В свое время никто не помог Новоселовскому совхозу, Мамоновскому, и их не стало.

У нас пока идет по накатанной, но все тяжелее и тяжелее. Я 55 лет в сельском хозяйстве, 25 лет руковожу этим предприятием, все эти годы жил работой. А сейчас не хочу идти на работу, ноги не несут. Силы упираться дает, наверно, наследственная любовь к земле, к сельскому труду и ответственность за тех, кто рядом.

Елена НЕСМАЧНАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *